И вблизи и вдали (fb2)

Александр Моисеевич Городницкий
И вблизи и вдали 1025K, 437 с.
издано в 1991 г. Полигран в серии Барды
Добавлена: 23.03.2011

Аннотация

Имя Александра Городницкого хорошо известно не только любителям поэзии и авторской песни, но и ученым, связанным с океанологией. В своей новой книге, выходящей в серии "Барды", автор рассказывает о детстве и юности, о том, как рождались песни, о научных экспедициях в различные районы Мирового океана, о своих друзьях – писателях, поэтах, геологах, ученых. Это не просто мемуары – скорее, философско-лиричекий взгляд на мир и эпоху, попытка осмыслить недавнее прошлое, рассказать о людях, с которыми сталкивала судьба. А рассказчик Александр Городницкий великолепный – его неожиданный юмор, легкая ирония, умение подмечать детали, тонкое поэтическое восприятие окружающего делают "маленькое чудо": мы как бы переносимся то на палубу "Крузенштерна", то на поляну Грушинского фестиваля авторской песни, то оказываемся в одной компании с Юрием Визбором или Владимиром Высоцким, Натаном Эйдельманом или Давидом Самойловым. Пересказать книгу нельзя – прочитайте ее сами, и перед вами совершенно по-новому откроется человек, чьи песни знакомы с детства. Песни А.Городницкого тоже присутствуют в этой книге – и на страницах воспоминаний и в отдельной главе.




Впечатления о книге:  

voldav про Городницкий: И вблизи и вдали (Биографии и Мемуары, Песенная поэзия) 22 03
Из трех Великих Бардов (еще Окуджава и Высоцкий), фактически давших толчок современной авторской песне, он один остался. Ходит по одной с нами земле, дышит одним с нами воздухом.
Вот отрывок:
...Часть моих песен в этом концерте пел молодой артист-исполнитель Илья Резник, ставший позже весьма популярным и преуспевающим автором, немало песен написавшим для Аллы Пугачевой. Тогда это был высокий, застенчивый и красивый юноша, очень похожий на молодого Блока...
...Много лет спустя, после долгого перерыва, уже в наши дни, я неожиданно встретился с ним в Ленинграде на перроне Московского вокзала по дороге в Москву. Мы стояли возле вагона "Красной Стрелы", когда рядом с нами величественно проплыла высокая солидная фигура в бобровой шубе и такой же шапке. "Познакомься, — сказал я жене, — это один из столпов современной эстрады". Илья с высоты своего великолепного роста скептически оглядел мою затертую нейлоновую куртку и милостиво протянул два толстых пальца. "Да, — произнес он, снисходительно улыбнувшись. — Еду в Москву встречать Аллочку из Италии. А ведь представляете, с чего я начинал? — неожиданно обратился он к моей жене, — я пел когда-то песни вашего мужа!" И, лучезарно улыбаясь, величественно проследовал дальше. Как раз в эту минуту двое провожатых доставили в наш вагон Юлия Кима, насквозь продрогшего в своей короткой не по-зимнему курточке и кепке и, судя по запаху, уже изрядно согревшегося по дороге к вокзалу. Как непохож был этот маленький замерзший человек на монументальный облик Ильи Резника! "Вот, полюбуйся, — сказал я жене, — два полюса современной песни".

nudel1966 про Городницкий: И вблизи и вдали (Биографии и Мемуары, Песенная поэзия) 22 03
Стоит только по-доброму завидовать той жизни, что прожил Александр Моисеевич и пожелать ему успехов в его научной деятельности, новых прекрасных песен, стихов, книг, фильмов, передач.
Так пусть же даст нам Бог за все грехи грозя
До самой смерти быть солидными не слишком
Чтоб взрослым было нам завидовать нельзя
Чтоб можно было нам завидовать мальчишкам
И будут сниться сны нам в комнатной пыли
В последние года, отмерянные скупо
И будут миновать ночные корабли
Наветренный пролив и остров Гваделупа

1 пятёрка
Прочитавшие эту книги читали:

X